Ваш город:

Санкт-Петербург

8-800-707-33-15 +7 (812) 715-17-57

Октябрьская набережная, дом 10, корпус 1

пн-пт 10:00 – 21:00


Corvet 580
Главная  /  Новости  /  Катерный прорыв

Катерный прорыв

02
Июль

Интенсивное развитие малого судостроения, особенно в Петербурге и Казани, за последние пять лет привело к эффективному импортозамещению на российском рынке маломерных судов. По оценкам специалистов, доля отечественной продукции достигла 60%, а в сегменте до 7 метров уже превысила 80%. В этом году отрасль перешла в контрнаступление – петербургская производственная компания Aston Marin успешно вышла на европейский рынок, заключив контракты с немецкими, финскими, шведскими и бельгийскими судовладельцами более чем на 40 млн евро. Основатель и совладелец предприятия Дмитрий Рябец рассказал в интервью «Эксперту Online», почему отечественный рынок яхт и прогулочных катеров, в котором всегда господствовала продукция западного производства, за считанные годы перешел под контроль российских судостроителей.

– Дмитрий, прежде всего хотелось бы узнать, почему именно за последние несколько лет малое судостроение смогло показать настолько существенный рост?

– В результате кризиса 2008-09 годов, сократившего рынок в целом почти в три раза, импортные катера «просели» больше, потому что они значительно дороже российских. Потребительский спрос на нашем рынке сместился в сторону более низкого ценового сегмента. У покупателей стало не хватать денег на дорогие импортные модели, и наши предприятия, которые уже работали как сервисные или торговые, получили шанс. Компании, обладающие минимальным капиталом, командой специалистов и опытом работы, смогли открыть собственное производство и вывести на рынок свой бренд.

– Кризис сместил платежеспособный спрос практически на все товары, которые не относятся к товарам первой необходимости. Но такой динамики, как ваша, не показала ни одна отрасль. В чем же секрет?

– Во-первых, в России восстановился госзаказ, который занимает приличную долю рынка. А у наших основных конкурентов в Европе в связи с общим трендом к секвестированию государственных бюджетов этот фактор ослаб. Там не до прогулочных катеров и яхт. Да и частный сегмент спроса на продукцию малого судостроения, особенно в странах Южной Европы, сокращается. В России же традиционно стимулирующую роль играют госинвестиции. И пока энергоресурсы стоят дорого, российские производители будут получать косвенную поддержку в виде дополнительного объема потребительского спроса от государства и, соответственно, ресурсы на развитие.

Во-вторых, за последние годы в российском обществе произошло усиление социального расслоения по материальному признаку – относительно выросло количество очень состоятельных людей, покупающих исключительно импортные корабли, но, с другой стороны, значительно больше вырос средний класс, которому стало по карману приобрести небольшое судно отечественного производства, но импортные модели все же еще не по зубам. Кроме того, благоприятным фактором конкурентоспособности отечественных производителей является протекционистская политика государства, которое установило заградительные ввозные пошлины на импортную продукцию малого судостроения.

– Вообще, если посмотреть на динамику этого рынка за последнее десятилетие, можно наблюдать опережающие темпы роста относительно других отраслей. За исключением кризисного периода, рынок маломерных судов показывал ежегодный рост объема на порядок. В чем причина этого явления?

– Следуя за темпами экономического роста в нашей стране, целый ряд мировых игроков пришел в Россию. Американские, французские, английские, немецкие, южнокорейские судостроительные концерны обзавелись своими дилерскими сетями и стали вести активные продажи уже не только в Москве и Петербурге, но и в большинстве регионов страны. Они проводили агрессивную рекламную кампанию, направленную на популяризацию и даже романтизацию отдыха на скоростном катере или прогулочной яхте. В конечном итоге они добились своего – спрос на личные малые суда рос на десятки процентов в год. Владение личным судном уже стало к 2008 году модным, а не только престижным. Во всех крупных городах проводились парусные регаты, гонки на моторных катерах, открывались яхт-клубы. Наличие небольшого катера стало знаком качества дачного отдыха для среднего класса, а яхты и большого катера – для состоятельных людей. Не менее важен и общий эффект экономического роста, который традиционно во все времена и у всех народов мира приводил к росту спроса на определенный набор товаров и услуг. Туда входят, например, лошади и конный спорт как таковой. При общем росте благосостояния населения обязательную популярность получают и свои личные кораблики.

– Значит, вы воспользовались благоприятной конъюнктурой и запустили собственное производство?

– Сначала мы, как и большинство наших конкурентов, работали как сервисная компания, были официальными дилерами крупных западных производителей. Катера нам поставляли из Европы и США, мы их здесь комплектовали по запросам клиентов и продавали, пользуясь дилерской скидкой. Вы правы в том, что мы вовремя поймали этот ветер, попали в струю.

– Стартовые инвестиции на открытие производства были заемные?

– Нет, никаких кредитов не брали, в долги не лезли. Сначала приходилось осваивать технологии и делать корабли буквально на коленках. Купили старенький сварочный аппарат, гибочные, токарные станки, прессы и т.д. В общем-то, больших вложений для минимального набора не требуется. Подобное производство может организовать каждый у себя в гараже, что, кстати, и делают многие начинающие. Но возможности были ограничены – максимум, что нам удавалось по размерности катеров, это 5 метров. Потом, по мере накопления финансовых ресурсов, постепенно закупали современное оборудование, арендовали большое помещение, открывали свои испытательные лаборатории, набирали штат опытных специалистов. У нас появились и собственные уникальные технологии – ноу-хау, которые мы охраняем сейчас как зеницу ока. И своя торговая марка, узнаваемая как в России, так и в некоторых зарубежных странах – «Корвет». Есть и полный эксклюзив, когда форма и параметры судна затачиваются под конкретного заказчика. Такой корабль, к примеру, мы недавно сделали для Никиты Михалкова.

– Как же вы решились на такую рисковую идею, как выход на европейский рынок? Ведь вас там, мягко говоря, совсем не ждали…

– Вы не ждали, а мы приперлись… На самом деле, никаких препятствий российским товарам, даже таким высокотехнологичным, на европейском рынке нет. Там есть только жесткая, беспощадная конкуренция. Если делать конкурентоспособный качественный товар и продавать его за меньшие в сравнении с конкурентами деньги, то успех обеспечен. Ну и, конечно, упорство надо проявить.

– А ваша продукция намного дешевле западных аналогов?

– По сравнению с европейскими почти в два раза, с американскими и южнокорейскими – в полтора, но там в стоимость добавляется еще и доставка. Сейчас в гонку активно включились китайцы, которые по цене сравнимы с нами, но по качеству все-таки отстают. Кроме того, они стали специализироваться на яхтном сегменте, то есть пошли сразу в большую размерность судов, которые в России занимают относительно небольшую долю рынка. Объективно соотношение «цена–качество» у нас лучше, поэтому и идет рост продаж на этом направлении.

– Начали с ближайшей к нам Финляндии?

– Конечно, это логично. Первым зарубежным заказчиком был яхт-клуб Лаппеенранты. Потом пошли речные такси в Хельсинки. Недавно даже в гостендере участвовали. Правда, не выиграли, но наши «Корветы» попали в тройку лучших из 21 предложения. Все-таки в западных обществах к промышленной продукции из России существует предубеждение – как в сфере бизнеса, так и в рядах чиновников. Но задел все-таки мы сделали, я считаю, неплохой – поставки идут в Швецию, Бельгию, Норвегию, Германию.

– Дальнейшее расширение географического охвата рынка сбыта не планируете?

– Сейчас главная задача – закрепиться на тех высотах, куда мы уже сумели забраться. Конкурентная среда настолько жесткая, что вылететь оттуда можно в любой момент, не успеешь и глазом моргнуть. И в самой России появляются все новые и новые производители, инвестиционная привлекательность отрасли растет вместе с объемом спроса. Недавно мы выиграли в конкурсе на производство кораблей для речного маршрутного такси по Неве, в котором участвовали уже 24 отечественные компании. Еще пять лет назад такое и представить было невозможно. Правда, многие из них не являются полноценными производителями, локализация производства небольшая – как в народе говорят, «отверточная сборка». Но есть уже и заводы полного цикла, такие же, как мы. Зарубежный опыт продаж для нас очень интересен. Однако, чтобы расширять производство и переходить на следующий этап продвижения, необходимо решить главную проблему, с которой сталкивается любой высокотехнологичный промышленный бизнес в России, – кадровый голод. Толкового инженера надо днем с огнем искать, а сварщики вообще на вес золота. Приходится своими силами еще и учить людей работать практически с чистого листа.

Интервью журналу «Эксперт» 7 июля 2013